Форма входа


 

Псковиана

ПОУНБ

Календарь

«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031




Воскресенье, 28.05.2017, 09:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Бежаницкий историко-культурный центр Философовых
Главная | Регистрация | Вход
воспоминания


 

Я выбрал Бежаницкий район: из мемуарных записок В.П. Смирнова. ( к Дню освобождения поселка от немецко-фашистских захватчиков).

 

  Об авторе записок.

 Василий Петрович Смирнов 1904 года рождения, член партии большевиков с 1930 года, до февраля 1944 года работал в Тверской  области на партийной работе.1 марта 1944 года прибыл на работу в Бежаницы в должности второго секретаря Бежаницкого РК ВКП(б).  Вся последующая его жизнь  была связана с нашим  районом. Имеет государственные награды, в том числе, медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

   Мемуарные записки В.П. Смирнова находятся на хранении в историко-культурном центре Философовых и на наш взгляд являются важным документом для потомков, желающих познать историю посёлка того героического периода. М ы предлагаем читателям выдержки из мемуарных записок.

                 Материал подготовила В.В. Булдакова.

     В январе 1944 меня вызвали в Калининский обком партии в отдел кадров и заявили: «Поедешь на партийную работу в один из западных районов нашей области, которые в недалёком времени будут освобождены нашей армией». Я выбрал Бежаницкий район. Мне вручили список коммунистов Бежаницкого района довоенного времени и сказали: «Занимай стол, будешь находиться в обкоме партии, подбирай кадры, звони в восточные районы и в районы которые уже освобождены, если есть там коммунисты из Бежаниц, вызывай в обком на беседу». Работа в обкоме по выявлению бежаницких коммунистов не увенчалась успехом. Из довоенного списка, который мне дали  значилось более 350 коммунистов, а я за  полтора месяца выявил только шесть человек. Остальных война разбросала по всей стране.

    В двадцатых числах февраля 1944 года меня пригласил первый секретарь Калининского обкома партии товарищ Бойцов Иван Павлович и сказал: «Вот что товарищ Смирнов, 25 февраля Вам нужно будет выехать к месту работы в  Бежаницкий район. Составь проект решения обкома об утверждении бюро Бежаницкого райкома партии. В состав бюро пока включи четырёх человек: Ромашова Михаила Мироновича, себя, Чуркина Ивана Ивановича, начальника НГБ тов. Петрова Бориса, пятого мы включим позднее с кандидатурой этой мы  ещё ведём переговоры» . Отпечатанное решение  бюро обкома об утверждении состава бюро РК и подписанное первым секретарём обкома мне  выдали сразу на руки и сказали: «25 февраля надо Вам выехать на место»,- на моё замечание, что в Бежаницах ещё находится немец, товарищ Бойцов И.П. сказал мне, что пока мы добираться будем до места Красная Армия район освободит, а если в случае ещё этого не будет, то  поживёте около фронта.

     Двадцать пятого февраля наша группа в составе: Ромашёва М.М., его жены Марии Арсентьевны (которая направлялась по организации промысловых артелей), члена КПСС т. Шибаевой Валентины (обком рекомендовал её на работу зав.отделом пропаганды райкома) и четвёртый я, отправились на вокзал. Там мы встретились и соединились с гуппой тоже в четыре человека, которая направлялась на работу в  Чихачёвский район т. Куприянов М.А.(первый секретарь), Табачников К. Е.и ещё не помню фамилий двоих товарищей.

      27 февраля 1944 года мы прибыли в освобождённый уже г. Торопец. Дальше поезда не  шли- железнодорожный путь  был взорван. В  Торопце  уже  налаживалась жизнь, работал  райком партии и другие организации. Работники Торопецкого райкома нас приняли очень радушно, накормили в их столовой, предоставили ночлег в небольшой гостинице. А утром мы услышали по радио из сводки информбюро, что 27 февраля наши войска развивая наступление освободили ряд населённых пунктов, в том числе упоминались Сущево,Бежаницы, Чихачёво и т. д. Мы  заторопились в поход... Торопецкие товарищи посоветовали  нам добираться до места по следам наступающей нашей армии. Предоставили нам грузовую автомашину и довезли нас до Плошского района. Там мы получили по рейсовым карточкам хлеб, отдохнули,  выделили две подводы запряжённых коней в сани и мы  двинулись в путь. Долго ехали лесом, под вечер добрались  до одной небольшой деревни окружённой лесом. Дальше наши возчики заявили что они не поедут, так как дорога заминирована. Мы располжились ночевать скопом на полу в одномой хате. Утром мы купили у учителей саночки, по 60 рублей за штуку (в  старых ценах) погрузили свои чемоданы и пешком отправились дальше. Зима была  снежная, снег уже кое-где стал подтаивать. Мы двигались только по дороге  след в след. По бокам дороги стояли колышки с дощечками с надписью «Осторожно! Мины». Пройдя километров десять или двенадцать нас нагнали  три подводы. Это были из военного тылового госпиталя, везли оборудование, догоняли фронт. Мы воспользовались и зацепили свои саночки за их дровни, а сами шли сзади пешком. По пути нам встречались разбитые населённые пункты, деревни без жителей, на половину сожжённые. В одном пункте с пометкой высота № такой-то, вылялись убитые больше десятка немцев. Снег был весь закопчённый тёмный, некоторые убитые были в нижнем белье и видимо выпрыгивали из домов в окна. После длительного нашего пути мы вышли на шоссейную дорогу к Подберезью и направились в сторону Локни.

     В Локне, в сторону Бежаниц беспрерывным потоком шли военные гружёные автомашины. Мы подошли к регулировщику, объяснили ему кто мы и куда идём. Он сказал: «Подождите, я вас сейчас посажу на попутные машины». Я был посажен на военную машину, везущую на фронт мешки с сухарями. И вот Бежаницы, машина остановилась на горе у часовни 1 марта 1944 года. Началась новая жизнь и работа...

      Посёлок Бежаницы после освобождения от немцев выглядел очень «неприятно». Из коммунальных зданий уцелели: больница, баня, кирпичное здание милиции, церковь, около десятка частных деревянных домов. Ни улиц, ни переулков, просматривался посёлок во всех направлениях, Немцы ещё занимали Новоржевский и Кудеверский районы. Мы решили использовать деревянный домик из двух комнат под помещение райкома партии (он стоял, где ныне футбольное поле). Нашли крышку от какого-то стола (валялась не далеко на улице), притащили в дом, один конец положили на подоконник, а под второй подставили кол и Ромашов начал прибивать крышку гвоздями к полу. Прибил. Я ему и говорю: «Ну, товарищ Ромашов, дело сделано, первый гвоздь забит». «Да», - усмехнулся он, - «осталось пустяки, восстановить хозяйство района»....

   С каждым днём всё больше и больше стали  прибывать работников из  Калинина, а часть из бывших партизан. Восстанавливали сельские советы в старых довоенных границых. Подбирали кадры председателей с/советов. Приступили к восстановлению колхозов, их до начала весенего сева было создано свыше двухсот. В каждой деревне колхоз. Развернули работу по сбору семян среди населения. К маю месяцу семена были собраны в значительном количестве, приступили в некоторых колхозах к весеннему севу, но дело приостановилось. В район приехал командующий фронтом и поставил задачу. Всё население прифронтовой полосы отселить на двадцать километров от линии фронта, так как армия готовится к очередному наступлению. Красным карандашом генерал отчертил на карте зону отселения. «Мы вас долго не задержим», -  заверил он. При помощи военных соединений, их автотранспорта проведена была большая работа по отселению граждан. На каждую деревню оставляли для охраны 3-4 семьи, остальных от малых детей до стариков  отвозили от линии фронта в указанные пункты отселения. Не доставало тягловой силы. Копали землю лопатами в ручную, на каждого была установлена норма три сотых гектара. Пахали на себе, женщины по 14 человек впрягались в плуг и тащили по полю. В проведении сева большую помощь оказывали военные, выделяли своих лошадей, а так же населению в строительстве домов и вывода семей из землянок.. В июле месяце всё население отвезённое от линии фронта вернулось в свои населённые пункты, так как армия наша развивала дальше  наступление на запад.

         Быстро восстановились и приступили к работе районные учреждения и организации. Условия для работы были крайне тяжёлыми. Размещались где придётся, в частных домах, в приспособленных помещениях. Не было электричества, телефонной связи, автотранспорта. Райком партии на первых порах поддерживал связь с Калининским обкомом через рацию, установленную на вышке дома. Радист и рация были присланы обкомом партии.

Несмотря на все трудности, при помощи государства, областных партийных и хозяйственных организаций район быстро восстанавливал своё хозяйство. В 1945-46 годах район успешно провёл весенний и осенний сев, выполнил установленный план хлебозаготовок, за что руководство района первый секретарь, председатель исполкома и уполномоченный по заготовкам были награждены правительственными наградами орденами Красной Звезды.

 

                                                В.П. Смирнов, 01.02. 1981 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Copyright MyCorp © 2017