Форма входа


 

Категории раздела

род Философовых [36]
материал о представителях рода
К 100-летию Первой мировой войны [4]
Материал об участниках Первой мировой войны, о событиях того времени, связанных с историей нашего края.
Статьи о п. Бежаницы. [18]Деревенька моя! [15]
Статьи о деревнях Бежаницкого района, легенды о происхождении их названий и т.д.
Философовские чтения [4]
Материалы чтений разных лет.
Поздравления, отзывы, письма [1]
Поздравления, отзывы, письма в адрес ИКЦ
Публицистика, эссеистика, переписка . Д.В. Философов [14]
Произведения, переписка Д.В. Философова
ЖЗЛ нашего края [14]
Статьи о замечательных земляках и людях, связанных с Бежаницким краем
Дворянские гнезда нашего края [6]
Бывшие усадьбы, владельцы имений и т.д.
Любовь к Отечеству сквозь таинство страниц... [1]
Проза и поэзия о родном крае
памяти войны 1812 года [2]
статьи об участниках Отечественной войны 1812 года
календарь [3]
календарь краеведческих знаменательных дат

Псковиана

ПОУНБ





Понедельник, 20.11.2017, 18:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Бежаницкий историко-культурный центр Философовых
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Деревенька моя!

Васильева П.И. Староверы Порховского, Новоржевского уездов ( по материалам Государственного архива Псковской области) окончание.

 

П.И. Васильева (п.Бежаницы, Псковская область)

Староверы Порховского, Новоржевского уездов (по материалам Государственного архива Псковской области)

окончание

В середине 90-х г. XIX в. обращаются с просьбой открыть моленные дома крестьяне нынешнего Бежаницкого района:

  • Апросьевского погоста дд: Рындино, Усадище, Терехово, Стешино, Батино, Митина.

  • Новинского погоста : д. Орсино.

  • Добрывичского погоста: д. Берёзки.

  • Туровского погоста: д. Артёмина, Мышкова.

  • Дворицкого погоста: д. Горки.

  • Барутского погоста: д. Завещевье, Андрейкова Нива.

    Нынешнего Новоржевского района: Барутского погоста: Чудинова, Ханева, Горки, Лопанёва, Вешилихи, Золотулино.

    Составили приговор о дозволении им устроить свои моленные дома крестьяне деревень Дедовичского р-на: Кипино, Мишино, Кузнецово, Енарьево, Дуброво, Б. Храп, Лемтихова, Плахин Бугор, Хвершанка и другие.

    • негласном отчёте полиции за 1903 г. в Порховском у. числится 3 моленных дома в дд: Сорокино, Суки, Язвище и 26 кладбищ. Новоржевском у. моленные дома перечислены в дд.: Тетёрки, Горка, Федорыгино и 19 кладбищ.

    Отметив на карте микрорайоны проживания раскольников, получим следующую картину (Фото2). Картина очень приближённая, так как карта неточна, но она хороша тем, что на ней отмечены погосты. Здесь прекрасно видно, что в XIX в. староверы селились не на задворках погостов, а, иногда, под самым носом православных священников (Ашево, Сорокино, Городовик). О самом крупном «пятне» священник Василий докладывал в 1904 г.: «Особенно заселены раскольниками приходы Городовицкий. и Дмитрогорский (Дмитриевы Горки находились между деревнями Сорокино и Навережье). Раскольники здесь живут с давнего времени. Они живут всегда замкнуто. Среди них есть колеблющиеся, склонные к переходу в православие». Проживали здесь не только раскольники, но и православные. Не напрасно опасались власти староверов беспоповского толка. Этот толк оказался самым живучим. Край, заселённый ими на начало XX в., представлял полосу, тянувшуюся вдоль речек Городянки и Деревки от д. Ясски до д. Ублиски. Ширина полосы местами превышала 10 км. Соседствовали православные и раскольники не только в этом микрорайоне. Хорошо видно, что раскольники и православные были соседями из отчётов священников-миссионеров. Так, в 1867 г. из 40 семей д. Федорыгино только 3 семьи были православными, в д. Стеги из 14 семей православными были 5 семей, в д. Бугреево из 9 семей – только 3. В некоторых деревнях кроме православных жили раскольники разных толков. В д. Сорокино жили: православные, единоверцы, раскольники.

    Из донесений Епископу Псковскому и Порховскому в 1904 г. о состоянии раскола.

  • Священник Василий (3 благочинный округ Порховского у.).

    В расколе состоят 7194 мужчины и 7026 женщин. Большая часть новообрядцев. Женщины свободные уклоняются от сношений с православными. Если раскольник женится на православной, то дети по рождению являются раскольниками. В 1903 г. нет перехода в раскольники. Из раскола в православие перешли 26 человек.

  • Миссионер Николай Боголюбов.

    Моленных по епархии 35, только 8 разрешены правительством, остальные находятся в жилых помещениях. Моленные бедны и грязны, только Батовых, Ванюкова, Василия Егорова и М... отличаются чистотой и богатством. Среди раскольников влияние наставников велико. Если наставником запрещено посещать беседы,то редко кто осмелится придти. Трудно подорвать доверие. К православным относятся враждебно, исключение составляют беспоповцы, последние посещают православные храмы. Раскольники есть в дд.: Ашево, Сысоево, Сырково (ныне Бежаницкого р-на); Бахново, Сысоево (ныне Дедовичского р-на).

  • Миссионер-священник Иоанн Алексеев.

    У раскольников-беспоповцев слово «общество» употребляется без всякого смысла. На вопрос: кто у них крестит младенцев, кто погребает умерших, кто службы отправляет — раскольники всегда ответят: обществом. Это чтобы: 1) скрыть своих наставников 2) по уверенности, что всему обществу ничего не сделают власти.

    Влияние староверских наставников было велико, и православным священникам надо было держать ухо востро, чтобы уберечь своих прихожан от перехода в раскол. О том, что влияние наставников было велико подтверждает дело «об отправлении священников в военный округ для удержания солдат от раскола».

    Миссионеры-священники, не сумевшие в ходе своих бесед склонить раскольников в православие, говорят о их невежестве и упрямстве, но при этом ссылаются на грамотность их наставников (в основном мещан и грамотных крестьян). Наставников старообрядцы называли: «батюшка», «большак».

    Царский Манифест 1905 г “Об укреплении начал веротерпимости”и Закон 1906г смягчили наименование “раскольники”, и официально закрепили за исповедниками Старой Веры наименование “старообрядцы”. Сами же исповедники Старой Веры называли себя “староверами” или “староверцами”.

    В 1908 г. церковное руководство объявило социализм таким опасным врагом православия по сравнению с которым старообрядческий раскол отходил на второй план.

    По данным духовного ведомства 1911-1913гг. на территории Порховского и Новоржевского уездов действовали общины:

Деревня

Волость/ станция

Община

Наставник

Район

Берёзовка

ст. Крутец

Старопоморского согласия

Николаев Дмитрий

Дедовичский

Горка

Дворицкая, ст. Бежаницы

Поморского законобрачного согласия

Васильев Никита Григорьевич

Бежаницкий

Городок

ст. Крутец

Австрийской иерархии

Кедрин Терентий Петрович

Дедовичский

Ручейки

Городовицкая, ст.Крутец

Христиан древле- правосл.-кафолическ. исповедания старопоморского согл.

Егоров Василий

Дедовичский

Рыбино

ст. Сорокино

Христиан древле- правосл.-кафолич. исповедания старопоморского согл.

Вишняков Алексей Филиппович

Дедовичский

Новинка

ст. Сорокино

Поморского согласия

Фёдоров Еким

Дедовичский

Подосье

ст. Крутец

Христиан древле- правосл.-кафолич. исповедания старопоморского согл.

Пономарёв Филипп Фёдорович

Дедовичский

Михалкино

ст. Ашево

Поморского согласия

Дубковский Илларион Алексеевич

Новоржевский

Пищино

Гривинская в.

Христиан древле- правосл.-кафолич. исповедания старопоморского согл.

Буранов Ефим Никитич

Новоржевский

Тетёрки

Новинская, ст.Сорокино

Поморского согласия

Тихомиров Василий Тимофеевич

Бежаницкий

Ляпино

Станция Ашево

Поморского законобрачного согласия

Андреев Василий

Бежаницкий

Федорыгино

ст.Ашево

Поморского согласия

Попов Алексей Фёдорович

Бежаницкий

Староверы получили возможность строить свои храмы не как дополнение к богодельне (каковыми были до царского Манифеста практически все староверческие моленные), а как церковные здания с колокольнями, куполами и крестами. Появилась возможность регистрировать общины. Жизнь активизировалась. Проводились съезды старообрядцев, издавались журналы, открывались старообрядческие школы. Вероятно, в это время строятся большие светлые старообрядческие моленные в дд. Красный Сос, Большие Гривы и Загорье (ныне Чихачёвская волость Бежаницкого р-на). Моленные были из толстых обработанных брёвен с просторными верандами, с цветными стёклами. К 1920 г. только в Порховском уезде действовало 18 общин. Но наступала пора воинствующего атеизма. После 1930 г. моленные в Загорье и Гривах закрыли, а за брёвнами приехали подводы и увезли их в Ленинград на фабрику «Светоч» («Светоч» – фабрика конторских книг, имела цеха: столярное, футлярное, канцелярских принадлежностей. Действует она и сейчас).

В 1931 г. закрыта моленная в д. Ручейки. Закрыты моленные в деревнях Михалкино, Пищино Новоржевского р-на. Деревянное здание, закрытой ещё в 30-е годы моленной из д. Горка, после ВОВ перевезли в Бежаницы и использовали как жилой дом. Так же были закрыты моленные в дд. Валтухово и Скопиха Бежаницкого р-на.

Моленная в д. Федорыгино действовала до 1932 г. Последний её наставник Михаил. Он умер во время войны в Смородовке, но служб уже по старости не проводил. В микрорайоне д. Федорыгино находится староверческое кладбище.

Наличие старообрядческих кладбищ на территории Выдумского (Махновского) сельского совета говорит о том, что староверы жили и здесь. Предполагаю, что деревня Ляпино (см. таблицу) ошибочно отнесена к станции Ашево. Скорее всего, это деревня микрорайона Выдумка (Ратьково). Там действительно жили староверы. В архиве есть дело о Махновских староверах. Есть метрическая книга Ляпинской старообрядческой общины за 1915 г. В неё записаны рождённые в дд.Залужье, Монино, Пашутино, пустошь Ратьково, д. Воронино. На окраине д. Ратьково есть два кладбища, одно из них – староверческое. Второе староверческое кладбище находится возле бывшей деревни Дмитрово. Оба они заброшены – край опустел. Староверы жили и в Демгорке. Их кладбище находится вдоль дороги на Ратьково недалеко от озерца (теперь уже в кустах).

Полистовский погост Холмского уезда также приютил староверов. В ГАПО есть дела о раскольниках деревень: Борок, Горки.

Вновь пылают староверческие избы теперь их жгут немецкие солдаты. Почти все деревни Никольского сельского совета были сожжены за связь с партизанами. Население выселено в разные места (дд. Тетёрки, Котлищи и деревни микрорайона Судомы-горы). Не все староверы после войны вернулись в родные края: кто погиб под Сталинградом, кто ушёл под лёд на Ладоге, спасая ленинградцев от голода, кто погиб в партизанских отрядах (среди них были и женщины-староверки). Были среди староверов и такие, которые с радостью встретили известие о войне, но таких были единицы.

Существовала до середины 60-х годов в Бежаницком р-не д. Кипрово (Полозовский сельсовет). Род Рословых хранит такое предание. Не в один день крестилась Русь. Один новгородец (житель новгородской земли) никак не хотел принять христианство, несмотря на все увещевания. В конце концов он отправился в Иерусалим, чтобы убедиться в том, что новая вера так хороша, как о ней рассказывают. Длилось это путешествие почти 3 года. Вернулся он не только крещёным, но и убеждённым христианином. Всех своих родственников крестил. Звали того паломника – Киприян. Имя это сохранилось в названии деревни, когда-то ему принадлежащей. Стояла та деревня не одно столетие среди лесов и болот. В XIX в. жили в ней одни староверы (убеждённость, полученная ими от своего пращура, помогла им не отречься от истинной веры в годы преследования раскольников). Во время Великой Отечественной войны оказалась эта деревня на оккупированной территории. Наведывались сюда за провиантом то партизаны, то немцы. Бывало и такое, что с одного края заходили партизаны, а с другого – немцы (в деревне было не менее 15 домов). В 1943 г. немцы решили сжечь деревню. Командир отряда румын, которому было поручено привести в исполнение приказ, пожалел население. Прибыв в деревню, он предупредил о готовящемся поджоге и дал несколько минут, чтобы люди могли забрать самое необходимое. Дети, женщины, старики с небольшим скарбом были собраны на огородах, а через дорогу пылали их избы. Жар обдавал людей.... Лишившихся крова погнали в сторону соседней деревни. Здесь им было приказано размещаться, кто где может. После освобождения района жители вернулись в свою деревню. Первоначально жили в землянках. Со временем отстроились. Существовала деревня до конца 60-х годов XX в. Ещё одна деревня с таким названием находилась в Дновском районе.

В социалистическом обществе сузилась сфера влияния церкви. Контингент прихожан постарел. В храмах остались преимущественно пожилые люди, главным образом женщины. Это касается и староверческих толков. К концу 70-х годов XX в. число активно верующих не превышало 810 процентов взрослого населения Советского Союза. В середине XX в. казнь за веру уже не грозила, но верующий человек, какого бы исповедания он не был, не мог подняться по служебной лестнице. Человек, занимающий какую-нибудь должность, должен был быть коммунистом и, соответственно, атеистом. Эти люди даже тайно боялись крестить своих детей, предпочитали, даже скрытно, не держать в своём доме икон.

С 60-х г. прошлого столетия богословы Русской православной церкви стали считать, что всякое христианское общество, находящееся вне канонических рамок церкви, также принадлежит церкви. Теперь русская православная церковь стремится к единству со своими братьями во Христе. Это касается не только староверов, но и католиков с протестантами.

Отношение церкви к староверам изменилось, а вот неприязненное отношение, воспитываемое столетиями, со стороны православных прихожан встретить можно часто.

Староверческие общины действовали после ВОВ на правах религиозных групп, то есть без регистрации. Наставники были уже преклонного возраста, но тем не менее, как только начинался пост, они отправлялись по деревням, чтобы люди могли исповедоваться. Обряды в большинстве случаев проводили бесплатно, так как население разорённое войной, жило впроголодь. Особенно это относилось к Никольскому сельсовету Пожеревицкого р-на (ныне Чихачёвская вол. Бежаницкий р-н). Население вернулось на пепелища, не имея с собой никакого скарба. Хочу рассказать о судьбе одного из последних наставников.

(Из воспоминаний сына Егорова Ф. Ф., внука Иванова Н.Е, Фёдоровой Е.Т.)

Егоров Филимон Егорович родился в 1887 г. в д. Спиридонково Городовицкой вол. Порховского у. Учился в Петербурге. Работал учителем там же. Во время первой мировой войны пришлось повоевать с германцами на территории Румынии. Однажды попали в крутую заваруху. Поднявшись в атаку Филимон Егорович на бегу читал молитву «Живые в помощи». Вокруг свистели пули, превращая полы шинели в решето, но ни одна из них не задела солдата. На Дунае попал в окружение, но Бог миловал ‒ пришла помощь. Имел ранение. В 1917 г. разошлись по домам. Женился в 30 лет на Фёкле Петровне из д. Заломня. Она была младше его на 11 лет. Имели 9 детей, трое из которых умерли в раннем возрасте. Вероятно, был причетником у наставника Тихомирова из д. Тетёрки. Когда в середине 30-х гг. усилились гонения на верующих и тетёрскому попу стал грозить арест, он попросил Филимона взять на сохранение ящик. Филимон взял. Вскоре пошли слухи, что Филимону будет тоже самое, что и попу тетерскому – расстрел. Братья жены, принеся эту новость, предложили проверить принесённый ящик. Филимон, опасаясь обыска, согласился. В ящике оказались револьверы. Оружие побросали в пруд. Обыск ничего не дал, но притеснения продолжались. В 1937 г. всё семейство уезжает под Ленинград в Новинку, где Филимон Егорович устроился работать в леспромхоз, имея на руках воинский билет. Когда в 1938 г. он приехал получать паспорт, ему сказали, что правильно сделал, уехав, так как уже был занесён в списки для ареста. В начале ВОВ возвращаются на родину. Идут пешком, нанимая лошадей для поклажи, большую часть которой составляли книги. Маленького Федю везут на санках. Филимон Егорович прибыл в деревню раньше, чтобы обустроиться. В 1941 г. несколько дней прятали 7-ых солдат, выходивших из окружения (г. Луга). Их привёл сюда племянник Фёклы Петровны. Кто-то из деревенских выдал и солдат расстреляли на задворках деревни (они и сейчас лежат там). Жить пришлось то в Спиридонкове, то в Загорье, то в Чихачёве. После войны поселились в д. Спиридонково (ныне Бежаницкий р-н, Чихачёвская вол.). В 50-х гг. был избран наставником. Крестил детишек, отпевал усопших, в избе у него на большие праздники собирались прихожане для молитвы ‒ и всё это в тайне, так как за религиозную деятельность власти облагали штрафом, грозили тюрьмой. Однажды весной в начале 60-х гг. к Шикановой Г. Д. пришла бригадир Васильева Валентина Ивановна и с тревогой рассказала о том, что власти организовали рейд по проверке неофициальных молитвенных домов, что выдвигаются скоро, чтобы застать службу, которую, конечно же, проводят верующие перед большим религиозным праздником. Эти две женщины быстро двинулись вдоль реки, лугом, чтобы не привлекать внимание, из д. Никольское в Спиридонково. Подойдя к деревне, Галина Даниловна накинула на себя простыню и вошла к молящимся. С трудом протиснувшись к батюшке и показав ему лицо, она предупредила его об опасности. Молящиеся агрессивно отнеслись к ней, Рачеев Максим замахнулся на неё костылём, но Филимон Егорович успокоил их, молебен был прерван. Верующие с осторожностью разошлись по деревням. Комиссия, прибывшая позднее, ушла ни с чем. Читая верующим наставления перед службой, на обращение к нему «батюшка» возражал: «Какой я вам “батюшка”, видите я сижу перед вами в рубахе, подпоясанный, я такой же мужик, как и вы. Вот когда я встану на службу ‒ другое дело. В своей деятельности поддерживал связь со староверческой церковью г. Риги. Умер Филимон Егорович в мае 1971г. Последние годы болел и служб уже не проводил. Всё было передано в д. Монастырёво Фёдорову Филиппу Фёдоровичу. Проститься с ним приезжали представители многих староверческих церквей Северо-Запада.

В д. Тетёрки Чихачёвского сельсовета после войны наставника уже не было. Последний наставник В.Т. Тихомиров был арестован в 1936 г. и выслан на Север. Ему было уже около 80 лет. Назад он не вернулся. Моленную разобрали и перевезли в Чихачёво под избу-читальню. Стояла она в микрорайоне современного дома культуры. Сгорела. Все, кто принимал участие в разорении моленной (грабили церковь, скидывали крест с купола и сам купол), умерли преждевременно и не своей смертью. Староверческая деревня Тетёрки не была сожжена во время войны.. В эти лихие годы она дала пристанище многим семьям, выселенным из своих мест. После ВОВ службы проводились в доме бывшего наставника Тихомирова, в котором до середины 50-х гг. проживала его приёмная дочь Мария Васильевна.

До 60-х гг. XX в. в Монастырёве вёл службу наставник Алексий. Ему было много лет. Жил в низенькой избушке, где и совершались молебны. Однажды вечером один из оболтусов залез на крышу и крикнул в трубу: «Поп! В Монастырёве потоп!» У старого человека от испуга случился удар, и он умер.

Моленная была и в д. Дубовая Чихачёвского сельсовета. Наставник Пётр проживал в д. Мирошкино. После его смерти наставником стал Фёдоров Филипп Фёдорович, проживающий в д. Монастырёво. В этот округ входили деревни: Подосье, Большие и Малые Гривы, Заполье, Плотавец, Плотовец, Дубровы, Городовик и др. Моленная была в отдельном доме и по убранству значительно богаче, чем в Спиридонкове (моленная пополнилась иконами из д. Дубовой так как округа Дубовой с некоторого времени опустела). Иконы были от пола до потолка. В 70-х годах моленную ограбили. Случилось это в одну из зимних вьюжных ночей. Иконы вывозили на лошадях. Не обошлось без наводки кого-то из местных. На доме по соседству был установлен фонарь, обращённый в сторону моленной. В день ограбления фонарь не светил (кто-то отключил подстанцию). Это было уже второе ограбление. Первое было в конце 50-х годов. Моленная теперь была устроена в жилом доме наставника Фёдорова Филиппа Фёдоровича (д. Монастырёво). В 1976 г. дом сгорел. Подозревают в поджоге местных оболтусов, которым хозяин накануне отказал в деньгах на выпивку. Хочется привести рассказ племянницы хозяина о том, как это случилось. День был пасмурный, накрапывал дождь. После обеда Филипп Фёдорович прилёг отдохнуть. Хорошо, что к нему на днях приехала дочь. Она-то и почувствовала неладное. Когда она открыла дверь в коридор, то увидела бушующее пламя. Женщины бросились к окнам, а хозяин – во вторую половину. Он был человек набожный и здесь проводил часы перед иконами, молясь и читая старинные церковные книги. Войдя в комнату, он потянулся к обоям на стене, за которыми у него были спрятаны деньги. Едва он оттянул отставшие обои, как услышал голос за спиной: «Не тронь!» Оглянувшись старик никого рядом не увидел и вновь потянулся к стене... И вновь более громкий приказной голос: «Не трожь!» А за спиной по-прежнему никого кроме ликов святых. Старик решил больше не искушать судьбу, но увидев соседа, вскочившего за ним, вновь потянулся к стене. Сосед Иванов Александр Григорьевич никак не мог понять причину сопротивления старика — почему он рвётся к рясам, висящим на стене? Неужели они ему так дороги? Александр сорвал рясы и выбросил в окно, а затем передал на руки родным и старика. Позднее родные задавали Филиппу Фёдоровичу вопрос: «Почему ты полез за деньгами, а не попытался спасти бесценные старинные книги и иконы?» На это старик не находил ответа.

В поминальных книжках по этому микрорайону записаны отцы: Василий (3 раза), Стефан, Павел, Николай, Максим, Пётр, Алексий, Георгий, Иоанн, Фома, Никифор, Пантелеймон, Трифон, Иосиф, Макарий, Марк, Евдоким, Ияков, Исайя, Захарий, Леонтий, Михаил, Александр, Доментиян, Филимон, Филипп (2 раза), Козма, Кузьма.

До середины 50-х гг. действовала моленная в д. Сорокино Дедовичского района и до 70-х гг. ­ в д. Шульгина. Последний её наставник ‒ Степанов Яков Степанович.

В д. Горка Дворицкого сельсовета молились на дому у Сорокиной Маруси.

Во время ВОВ действовала староверческая моленная в д. Смородовка (прежнее название — Голодуши). Наставником был Евстрат из д. Клюкино (до конца 70-х годов XX в.). Староверы, проживающие на территории Шиловского сельсовета, относились уже к Древлеправославной церкви поморского согласия. Ему помогал Кузьма Климентьевич Кузьмичёв из д. Озерцы. По состоянию здоровья Кузьма Климентьевич не был в действующей Армии. После ВОВ он занимался колхозной пасекой. Пожалуй, он был последним староверческим наставником Бежаницкого района в XX веке (до 90-х гг.).

До конца XX в. собирались староверы п. Бежаниц, чтобы совершить праздничное Богослужение. Дом для этих целей предоставляла Строганова Юлия.

Почти все материалы по Михалкинской Древлеправославной общине поморского согласия в ГАПО собраны в один фонд №857. Община действует и сейчас. Её наставник Васильев Андрей Евгеньевич молодой деятельный человек, интересующийся историей своего края. Он сумел поставить новую моленную, в которую с удовольствием приезжают на службы немногочисленные староверы. Нашлись такие, которые и эту моленную обокрали. Андрей является праправнуком настоятеля Михалкинской общины Климентия Богданова, который возглавлял общину в 30-е гг. XX в. Ещё одним наставником поморцев является Виктор Николаевич из д. Сорокино. Но, в основном, немногочисленные староверы молятся по домам, а их правнуки крестят детей в православных церквях. Уходит огромный пласт истории, растянувшийся на 400 лет.

Частично материал издан см.: Васильева П.И. Жизнь и судьба старообрядцев на территории Бежаницкого, Дедовического и Новоржевского районов Псковской области в XIX- XX вв.// Десятые всероссийские краеведческие чтения.- г. Пустошка.- 2017.- С.759-766.



Источник: Васильева П.И. Жизнь и судьба старообрядцев...// Десятые Всероссийские краеведческие чтения. - г. Пустошка.-2017г.
Категория: Деревенька моя! | Добавил: Nadia (10.11.2017) | Автор: Надежда
Просмотров: 13
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017